Философско-лингвистические взгляды александра потебни часть 10

Глубоко исследуя место и роль мифологии в истории мышления, Потебня убедительно утверждает, что решающее значение для возникновения мифов имела внутренняя форма слов, которая, по мнению Потебни, часто выступала посредником между объясним и средством объяснения. Наблюдение и опыт земледельцев, пастухов, хозяев играли определенную функцию объяснения. Так, Потебня объясняет значение дня 1 августа по старому стилю, которое раньше называли праздником Маковея, от данных практических действий земледельцев, как «мак дуть». Этот, как и много других примеров, подтверждающих мысль о хозяйственную основу мифологии значительно большей степени, чем мнение о решающем значении слова как гносеологической категории мифичности. Потебня различает два вида мифов, характеризующие различные этапы развития человеческого сознания. Для одного этапа характерны простые поэтические объяснения, возникшие в результате сравнения, вроде «душа — это дыхание, пара, дым, ветер», что является проявлением образности мышления первобытного человека. Во втором виде мифов имеют место объяснения предметом которых служи тать действия над существ, управляющих миром и человеком. Эти силы во всех мифологиях относятся к небу. В этом Потебня видел источник характера, хотя этого принципа ученый не всегда придерживался при анализе мифологии. Так, он не учел того, что религиозный миф требует обязательного выполнения определенной системы обрядов, ритуала. Миф рассматривается Потебней прежде всего как словесное выражение такого объяснения, при котором образу, что объясняет и имеет только субъективное значение, приписывает объективность, действительное будет в том, что объясняется.
футбольные ворота купить
В результате специфической чертой мифов является отождествление образа и вещи, субъективного и объективного, внутреннего и внешнего. В мифе уживаются рядом религиозный, философский и научный смысл. Только дальнейшее совершенствование познавательных способностей человека ведет к появлению НЕ мифологического мышления, особенностью которого является ощущение осознания того, что предыдущий содержание нашему мнению есть только субъективный средство познания. Исследуя особенности НЕ мифологического мышления, ученый отмечает, что оно выступает в двух формах. В одном случае оно отображается в словах, связанных с сохранением живого представления, во втором в словах, которые это внутреннее представление потеряли. Первое образует язык поэтическую, второе — язык прозаическую (научную). Итак, состояние слова в Потебни выступает решающим критерием отделения поэзии от прозы, выяснения общности и различия между искусством и языком, искусством и наукой. Самой категорией искусства образ. Именно в образе Потебня ищет тайну возникновения художественного творчества. Именно учение о специфике и сущность художественного образа, процессы его создания занимает центральное место в концепции Потебни. Он считает, что художественный образ является главным содержанием и главным признаком искусства и литературы. По его мнению, этот образ является «способом создания мысли», специфической формой отражения и познания предметов и явлений действительности. В образе реализуется идея и замысел художника, через образы для публики объективируются мнения (чувства, представления, содержание), которые несет в себе художественное произведение, — это «деятельность, труд духа», «орган мысли», «процесс создания» . В искусстве процесс познания действительности, по А. А. Потебней, осуществляется в форме эстетического видн6ошення к ней. Отображение является одновременно и выражением отношения познающего субъекта к действительности. Поэтому к содержанию художественного образа, кроме объекта, который отображается, детерминирующих элементом входит и сознание субъекта «искусство», — говорит А. А. Потебня, — имеет своим предметом природу в широком смысле этого слова, но оно не является непосредственное отражение природы в душе, а определенная модификация этого отображается между произведением искусства и природой содержится мысль человека, только при таком условии искусство может быть творчеством. Итак, единство процесса отражение и выражение рассматривается как сочетание в художественном образе того, что «идет» от предметов, фактов, явлений действительности, и того, что «идет» от художника. Смысловая структура образа в искусстве, по мнению ученого, имеет характер знаковой системы, т. е. семиотической информации об оригинале. Образ, которые и слово, подчеркивает Потебня, является знак. Он воспроизводит не все характеристики и даже не все элементы отображаемого объекта. Образ-знак объективирует лишь отдельные признаки, черты, детали, но сохраняет здесь модельную структуру, и объект отображения. Поэтому он выступает как специфический «знак значения», который служит для «умножения человеческой мысли и увеличения скорости ее движения». "Образ, говорит мыслитель, — замещает умножения, трудно уловимое за отдаленности, неясность чем относительно единичным и простым, близким, определенным, наглядным. Итак, мир искусства и человеческой жизни ". Для того, чтобы образы-знаки могли выражать не только мнения людей, но и все богатство их чувств, искусство соответствии обрабатывает их. Поэтический язык, в отличие от научной, насыщенная разновидностями тропов — сравнениями, метафорами, гиперболами, интонационными качествами. Поэтому она, кроме мысли, несет еще и чрезвычайную эмоциональную выразительность. Именно на этом, по Потебней, основывается способность художественных образов-символов порождать в воображении цельные предметы или явления, сопровождающиеся эстетическими переживаниями. Аналогичными тем, что пережил сам художник. Знаковая природа искусства, согласно концепции Потебни, наглядно проявляется в символах. В символах как знаках выражены имеющиеся чувственные образы предметов и явлений жизни, а поэтому они выступают как знаки, уже в своей внешней форме содержат содержание того представления, которое они символизируют. Символ замещает одно явление другими по родственным каких-либо признаков, в то же время он вызывает в сознании не самого себя, а ту общую качество, понимаемое в его значении. Эти родственные признаки могут быть второстепенными, несущественными, но значение того, что они замещают, всегда существенное, всегда важно. Символичность художественных образов обусловлена отражающую природе искусства. В трудах «О Некоторых символах в славянской народной поэзии», «О купальских огнях и сродных с ними представлениях», «О доле и сродных с ней существах» Потебня подробно исследует символику устного народного творчества, в том числе такие характерные для письменного творчества символы, как " Калина «,» Счастье «,» Горе «,» Судьба "и др., связывая их с художественным отображением действительности. Высказывания ученого о знаковой природе искусства имеют продолжение в современных научных поисках, связанных с изучением знаковых систем, проблем семиотики, кибернетики, взаимопроникновение науки и искусства. Конечно, сейчас они требуют определенного уточнения и переосмысления. Находясь на позициях «лингвистической эстетики», Потебня рассматривал, главным образом семиотический (знаково-символический) аспект слова и соответственно художественного образа и несколько недооценивал их гносеологическую и коммуникативную природу. Он смешивал понятия образа как отражение и образа как знака определенного значения. Необоснованным было и переноса ним сущности знака на все процессы мышления и связанное с этим утверждение о равнозначности эстетического знака и художественного образа. Однако его наиболее содержательные мысли по этой проблеме развитые советскими учеными, дало плодотворные результаты.

spacer