Особенности философского подхода к проблеме человека часть 2

опытных очевидность и научные результаты свидетельствуют о том, что люди в биологическом отношении — это один из видов отряда приматов. Современная наука определяет человека, со стороны зоологической классификации так: она относится к отряду приматов, к семейству гоминид, рода Homo, вида Homo sapiens, подвида Homo sapiens sapiens, что значит человек , что понимает и понимает, тобтоусвидомлюе, сам факт своего понимания, в отличие от неандертальца (одного из ископаемых существ, был вытеснен или поглощен современными людьми), который тоже относился к Homo sapiens . В качестве живого существа человек подчиняется общим законам существования животных, которые нуждаются в пище, соответствующих внешних условий, воспроизведения себе подобных, то есть продолжение рода естественным путем. И в то же время человек существенно отличается даже от самых высокоразвитых представителей животного мира. В отличие от них человеческое поведение преимущественно вызывается НЕ инстинктами, а культурой.
Вы хотите недорого заказать билет. новосибирск москва поезд ржд. новосибирск москва поезд ржд? Заходите на po4em-bilet.ru. Заказ новосибирск москва поезд ржд онлайн.

Человека выделяет наличие у нее культуры, наследуется ли не генетически, а транслируется и развивается за счет языка, обучения и подражания на базе преобразующей деятельности. Томунини многие из философов тяготеет к определению сущности человека через понятие культуры. Для человеческих действий характерно то, что они целеустремленные и культурно или «ценностно-ориентированные» .1 (1Агаццы Э. Человек как предмет философии // Вопросы философии , 1989, №2. С. 27.) Ни одно животное не осознает целей и поведения и не оценивает своих поступков и результатов действий с точки зрения должного. Важно и существенно подчеркнуть, что все эти специфические качества человеческой природы формируются и поддерживаются благодаря общественной жизни, жизни человеческого существа в мире людей. Стремясь философские осмыслить проблему человека, часто употребляют два параллельных сроки природа и сущность. Иногда их разграничивают, говоря, что по своей природе человек является биосоциальным существом, а по сути — социальной. А иногда эти понятия приближают по содержанию, различая их только в акцентах. Тогда о природе человека можно говорить в двойном смысле: имея в виду ее натуру, то есть биологическое фактуру, а также понимая под этим сущность человека, как нечто главное, определяющее в этой натуре. Похоже двойную трактовку «природы» чего-либо имеет место в философии еще со времен Аристотеля. Очевидно, иногда есть смысл сохранить оба приближены друг к другу смыслы, ведь когда мы говорим о природе человека, то имеем в виду некоторую константу, которая идет от натуры и одновременно выражает сущностную глубину человека в его естественном измерении. Что это за константа, которые ее параметры? Такие конкретизирующие вопросы скорее к специальным наук, чем философии. Ей сегодня не к лицу утруждать себя, может, и не лишними, но в основном спекулятивными соображениями по конкретным составляющих того, что можно назвать, используя кибернетическую терминологию, «черным ящиком». И все же такое предостережение не может полностью помешать философам, да и не только им, выражать догадки о существовании некой константы, когда они фиксируют от века в век, от поколения к поколению устоявшиеся формы проявлений «материковых» образований человеческой натуры. Так в определенные времена общественное сознание становится особенно чувствительной к негативным проявлениям природы человека. Сегодня, благодаря средствам массовой информации, развития транспортных коммуникаций и другим измерениям взаимосвязанного мира, такие проявления быстро становятся общеизвестными и судят эпидемии — уже не сенсационности, а какой-то будничной, привычной, довольно распространенной дикости. Современный «телевизионный рисунок» человеческой природы часто имеет откровенно криминологическое окраски (терроризм, насилие, вандализм, неконтролируемая дикая поведение, эмоциональная тупость). Некоторые исследователи прогнозируют тотальную криминализацию человечества. Так, преступность в мире за последние 30-40 лет выросла в 3-4 раза, на территории бывшего СССР — в 6-8 раз, в США — в 7-8 раз, в Великобритании и Швеции — в 6-7 раз. И если такая тенденция сохранится и дальше, то уже через 15-20 лет следует ожидать сплошную криминализацию населения Земли.1 (1Лунеев В. В. Преступность в XXI веке (методология прогноза) // Социологические исследования. 1996, №7. С.94-95). Что это? Проявление силы действительной натуры людей и слабости культуры? Не может ли это свидетельствовать о перманентный кризис современного человечества? И, может, не зря используют сегодня понятие «антропологического кризиса», которое наталкивает на мысль о вероятности «антропологической катастрофы», что проявится в культурной деградации, «вторичном одичании», исчезновении культурного слоя, после чего зримо покажет себя страшная натура своеобразного примата. 2 (2 см .: Духовность, художественное творчество, нравственность (материалы круглого стола) // Вопросы философии. 1996, №2. С. 8-9]. Насколько такие предположения эмпирически обоснованные — дело времени и исследований, но их достаточно для провоцирования проблемы: если согласиться, что есть какая-то относительно устойчивая природа человека, то как она ведет себя в условиях меняющегося культурной среды, направление имеет движение социокультурной среды: или направлен он на угнетение человеческой природы с последующим бунтом, или на соответствие ей? Есть основания склоняться к мысли о непротиворечивости человеческой натуры и общего социокультурного развития человечества, о взаимосвязи новых наслоений в области культуры и подъема по ступеням того, что мы называем природой человека, приближая это понятие к понятию социокультурной сущности человека , вплоть до их смыслового взаимосочетание. То есть йдетьсяпро то что по отношению к человеку не следует разрывать понятие «природа» и «сущность» так, чтобы первыми касалось только биологии человека, а второе — только ее социального измерения. Эта принципиальная мысль может быть развернута в такую гипотезу. В чисто антропологическом смысле человеческая природа одиночного индивида изначально является культурно оформленной, поскольку вне культуры младенец даже не вырастает. То есть зоологически Homo sapiens sapiens реализуется только в поле культуры, вне культуры новорожденный не только не становится sapiens, но и homo. Таким образом, в течение длительного доказательства человеческой личности в ее антропологической завершенности (как в онтогенезе, так и в филогенезе) культура органично врастает в естественную телесность человека, овеществляется в ней и входит в ее натуру. Здесь индивид является частью объектом создания и трансформации. В чистом виде у человека ничего нет неокультуренной, начиная с телесности и заканчивая ментально-эмоциональным содержанием, и сформирован индивид предстает перед нами готовым к общественной жизни. Следующий культурный слой — это своеобразное «super-ego» («сверх-Я») человечества, мир культурных форм (искусство, различные виды знания, социальные нормы, ценности, средства общения и общественной деятельности), в которых индивид является субъектом создания и потребления. Этот слой своеобразно взаимодействует с первым: отшлифованы на протяжении долгого времени культурные достижения переходят из второго слоя в воспитательные механизмы антропологического развития лиц, а другие достояния культуры поддерживают достигнутый уровень социальности. Вместе они в определенной мере характеризуют природу (и как это "социальную сущность ") человека. В кризисных общественных условиях второй культурный слой становится наиболее уязвимым, менее защищенным, и тогда на «поверхности» фиксируется проявление человеческой природы первого, низшего степени, которая, впрочем, не является чем-то совершенно первобытным, «невинно» естественным и обязательно «злым» . Если кто склоняется к мысли о вечном чисто естественное «злое начало» в человеке, то не следовало бы ему сначала задуматься: а может не надо предвзято и слишком эмоционально жаловаться на «нищую» природу человека, и не поискать корни его недостатков, если они уже такие заметные, прежде в «вывихах» культуры и в состоянии современной цивилизации. Примечательно и то, что при определении социальной политики следует избегать риска испытывать на прочность культурные пласты человеческой природы, пуская массы людей путями крайних лишений.

spacer