Социально-философский аспект проблемы истины и правды часть 3

В общественной бедламе значительно труднее разыскать правду, чем что-то нужное в беспорядке вещей и предметов. Но и в условиях чрезвычайного общественного порядка, когда вводится одна правда правителя, бесполезно искать свою правду. Итак, человек обречен на поиск правды. Когда же она отказывается от такой мороки, как правды, за нее это будут делать другие. Но это уже будет не ее правда и не всегда правда. Как отмечалось ранее, истина и правда в отображении объективной действительности иногда совпадают и могут рассматриваться как синонимы. Ученый, ищущий истину, исследуя объективную действительность, с ее установкой находит и правду об этой действительности. А так в поисках истины о субъективно-объективную действительность, то есть о нашем с вами человеческий мир? Возьмем простой пример. Инспектор-налоговик призван искать и отстаивать истину, которая предусмотрена выписанными действующими законами и нормативными актами. В нашей виду не новичок, а опытный компетентный инспектор, который в совершенстве знает свое дело, а значит, умеет искать и устанавливать истинное положение деятельности объекта проверки.
Замена и установка новго сместителя опытными сантехниками от компании multisistema.ru

В одном случае ему случилось проверять мелкого предпринимателя, который правдами и неправдами едва поддерживал безубыточной свое дело, что была единственным источником обеспечения собственной семьи. Чтобы сводить концы с концами, он вынужден был прибегать к определенным нарушениям установленных государством нормативных требований, при соблюдении которых его дело стало бы безуспешной. Компетентный инспектор установил факты нарушений, определил штрафные санкции, предусмотренные действующим правовым пространством. В результате предприниматель стал банкротом, залез в долги, лишился официального источника обеспечения себя и семьи, стал объектом социальной заботы государства, пустила его по миру. Инспектор по установлению истины получил премию. Не будем подсчитывать, сколько государство выиграло на штрафе, с которого надо вычислить премию инспектору, а сколько проигрывает на социальной поддержке, а возможно, и на реабилитации обанкротившегося с ее «ласки» предпринимателя и его семьи. Другой пример. Перед инспектором стояла задача значительно сложнее. Ему пришлось проверять «крутого» бизнесмена, для которого миллион долларов туда или сюда — небольшие деньги, чем десять гривен для коллеги в предыдущем случае. Этот субъект был настроен на схемы деятельности, обеспечивались соответствующими попустительством. Это для солидности именуется преференциями, которые подкреплялись необходимыми законами и подзаконными актами, в выстроенном для простых смертных правовом пространстве обеспечивает легитимность обходных маневров, как залога процветания бизнеса. Наш профессионал докапывается и тут к истине, находит то, что не отследили менеджеры вместе с юристами этого бизнесмена. Ситуация в ранее выстроенном правовом пространстве, оказывается, изменилась, эксклюзивные законы и подзаконные акты, которые сопровождают, на которых базировался успешный бизнес подконтрольного объекта, отменены. Инспектор снова на высоте. На этот раз в государственную казну возвращено столько средств, их хватит на отдельные программы поддержки развития мелкого и среднего бизнеса и социального патроната обанкротившихся мелких предпринимателей. То, что наш любознательный и дотошный инспектор в обоих случаях докопался до истины, сомнений нет. А нашел он правду? Чтобы отвечать на такой вопрос, надо сначала определиться с критерием истины, что в социальной действительности, то есть в человеческой жизни, не всегда совпадает с критерием истины этой действительности. Это очень важный момент в нашем исследовании в целом, а не только в конкретном контексте. Если мы подойдем к выбору такого критерия формально, возьмем за основу верховенство права, как это и положено делать в правовом государстве, где действуют положительные законы, то в обоих случаях инспектор нашел вместе с истиной и правду. А будет ли это настоящей человеческой правдой? Наверное, нет, если мы вспомним справедливость. Ведь нельзя найти правду там, где теряется справедливость. В первом случае явно несправедлива государство по предпринимателя, а во втором — несправедливые отношения бизнесмена и государства. Очевидной в рассмотренных примерах и является искусственность социальной действительности, создается субъективной волей человека. Для одного она создает невыносимые условия, в которых едва возможно выживания, а для другой — не меняя ничего в своей деятельности, он сегодня выпал из правового поля, в котором находился вчера. Поэтому в народе издавна говорят, что закон, как дышло, куда повернул, туда и вышло. Но правда не может делать такие крутые виражи: сегодня быть одной, а завтра — другой. Поэтому критерии истины социальной действительности нельзя делать определяющими для поиска правды. Правда должна быть критерием истинности социальной действительности, которую развивают люди. Именно из-за толкования сути праведности можно логически подойти к выяснению понимание справедливости как важной категории философии и морали, а также политического и правового сознания. А для этого сначала надо выяснить, в чем заключается суть правды и справедливости. Всем хорошо понятно, а политикам — в первую очередь, что в обществе, где постоянно расшатывается маятник политической борьбы, очень важно, чтобы заложником этих политических баталий не стала экономика страны, колебания которой в таких условиях важно, а может даже и невозможно предотвратить. Но принципиально желательно, чтобы она не входила в резонанс с политической нестабильностью, поскольку такое разбалансировка может иметь плачевные последствия для самой экономики, народа и государства как института власти. Но не менее важным является и то, чтобы политические расшатывание НЕ разжигали общественный раздор и антагонистическое вражду в такой борьбе. И здесь важна стабилизирующая миссия возлагается на социальные институты общества. В обществе, где постоянно расшатывается маятник нестабильности, должны оставаться нейтральными хотя бы некоторые социальные институты, которые в состоянии выполнять стабилизирующие функции. ЛИТЕРАТУРА

  1. Дзюба И. Метод — это прежде всего понимание // Высшее образование Украины. — 2003. — № 4.
  2. Жулинский М. «Ну что, казалось, слова ...» // Высшее образование Украины. — 2003. — № 4.
  3. Попович М. Модерн и постмодерн: философия и политика // Дух и Литера. — 2002. — № 9-10.
  4. Словарь украинского языка. — К., 1994.
  5. Платон, Аристотель. Политика. Наука об управлении государством. — М .; СПб., 2003.
  6. Рассел Б. История западной философии и ее связи с политическими и социальными условиями от античности до наших дней: В трех книгах. — М., 2000.
  7. Современный философский словарь. — М., 2004.

spacer