Философско-лингвистические взгляды александра потебни часть 7

Итак, суммируя критическое рассмотрение приведенных выше теорий происхождения и развития языка, можно сказать, что все они, в конце концов, мало чем отличаются друг от друга. Их ошибки могут быть сведены к одной — абсолютного непонимания прогресса. Для теории сознательного изобретения прогресса в языке невозможно, к оказывается только тогда, когда он уже не нужен, для теории божественного происхождения прогресса. Для теории сознательного изобретения прогресс в языке невозможно, потому что оказывается только тогда, когда он уже не нужен, для теории божественного происхождения прогресс должен быть регрессом для Баккер и Шиллера он может существовать разве что в движении звуков. Все эти теории рассматривают язык как уже готовую вещь и поэтому не могут объяснить, откуда она взялась. Преодолеть ложные взгляды на суть и развитие языка и мышления, как считает О. О.Потебня, можно, обратиться к учению Гумбольдта, рассмотрения научных положений, которым посвящен отдельный раздел в работе «Мысль и язык». Хотя учения Гумбольдта и не решает вопрос, который интересует А. Потебни — отношение мысли к слову, но обойтись без этого учения нельзя, потому что оно промывает свет на те противоречия, которые заложены в языковых явлениях, и на ее препятствия, которые нужно преодолеть для достижения цели. С общелингвистической концепции Гумбольдта О. О.Потебня воспринимает не все.
флешки под нанесение

Он отрекается от грубого рационализма, определенную дань каком отдал выдающийся немецкий лингвист, ему чужды также те утверждения исследователя, заводили мнение в плен метафизического тумана, — именно там, где научный анализ пока оказывался бессильным прояснить так называемые темные явления языка. Гумбольдт, выдающийся немецкий ученый и государственный деятель, внес значительный вклад в развитие передовой науки Германии первой половины XIX в. его научные интересы были очень широкими. Прекрасное знание европейских языков, а также баскской, санскрита, китайского и индийских языков Америки, активное использование материала древнеегипетской, японской и других языков мира обусловили необычайно широк лингвистический мировоззрение ученого, стали основой его глубоких наблюдений. Общее лингвистические идеи Гумбольдта вытекали из его историко-- философской концепции, основанной на достижениях немецкой классической философии, прежде всего на идеях Канта, Шемпинга, Гегеля и других. На философскую мысль тех времен большое влияние имело учение Канта о противоречиях (антиномии) чистого разума, начали диалектическую традицию в немецкой классической философии. Как утверждал Кант, попытка ума дать теоретическую ответ на вопрос, что такое мир как безусловное целое, ведет к противоречиям, к ответам, которые взаимно исключают друг друга. Основываясь на этом, Гумбольд доказывал, что попытка разума дать ответ на вопрос о том, что представляет собой язык, приводит к противоположным определений. Которые, однако, характеризуя язык по разному, тем противоположной стороны, раскрывают глубинную суть языка во всей многогранности ее признаков. Через все научные труды ученого проходит идея идеальной абсолютной сознания, которая в той или иной форме реализуется и проявляется в языке Д. А. Посебна в этом вопросе, особенно в ранний период формирования своего мировоззрения, стоял на позициях лингвистического психологизма, утверждая, что развитие речи обусловлен развитие индивидуального человеческого мышления. Для него более приемлемыми были взгляды. Штейн талая и Лаурас. Вот почему, рассматривая антиномии и идеи Гумбольдта, О. О.Потейна интерпретирует и развивает их с позиций лингвистического психологизма. Исследователь отмечает: «В изложении антиномий Гумбольдта мы следуем за Штейталем» По Гумбольдтом, язык — это деятельность духа. Дует является реальным определяющим фактором относительно языка Гумбольд воспитать из общей идеи человеческого духа, носящего конститутивный характер и изначально присуща человеческому коллективу, но в конкретной истории эта идея проявляется в доступной эмпирическому познанию форме духа народа. Формой выражения народного духа является язык народа, национальный язык. Взгляд Гумбаольта на язык как на непрерывную деятельность. а не как на нечто окаменевшее, находил в А. А. Потебни активную поддержку и дальнейшее развитие в применении его к анализу новых языковых явлений. «Определение языка как работы духа, изображая существенным признаком языка движение, прогресс, преподносит Гумбольдта над всеми предыдущими теориями», — писал О. О.Потебня. К выводам Итак, язык — это постоянная деятельность. направленная на преобразование членораздельного звука в выражение мысли так возникает известная гумбольдтивська антиномия: речь в такой же степени деятельность, как и произведение. Эта антиномия натолкнула ее автора на новую идею, ставшую достоянием мирового языкознания, — идею необходимости различения языка и речи как взаимосвязанных и одновременно различных объектов научного исследования. Итак, с Гумбольтовским определение языка как деятельности, остается неясным отношение слова к мысли. Однако эта непонятность устраняется следующим утверждением ученого — язык есть орган, создающий мнению, — которое вызывает новые важные противоречия, связанные с антиномией деятельности и произведения: мышление, деятельность вполне внутренняя и субъективная, время становится чем внешний и ощутимым, становится объектом, который возвращается к своему первоначальному источнику. При этом мнение не теряет своей субъективности. Если, при самом рождении слова в нем оказывается противоположность объективности и субъективности, связанная с противоположностью речи и понимание — языковых антиномий, на которые указывал Гумбольдт. Поэтому их можно интерпретировать так: язык является необходимым условием мышления отдельной личности, потому что в действительности развивается только в обществе, не только потому, что она понимает саму себя. Взаимосвязь речи и понимания представляет противоположность объективности и субъективности: объективность усиливается, когда тот, кто говорит. Слышит из чужих уст свое собственное слово, поэтому объективность здесь не теряется, а, наоборот, поднимается, как мысль в слове перестает быть принадлежностью одного лица. Мнение, становясь достоянием других, присоединяется к тому. что является общим для всего человечества и в отдельной личности существует как видоизменение, которая требует дополнения со стороны других лиц. Итак, речь и понимание является одновременно и противоположность отдельного и общего. С противоположности речи и понимания следует, что язык является посредником между людьми и способствует достижению истины в кругу человеческой мысли, одновременно она является посредником между объективным миром и человеком, в этом и заключается сочетание в себе об ' объективности и субъективности. Объективный мир существует независимо от языка. Человек может приблизиться к этой объективности сферы с помощью присущих ей средств познания и чувств, то есть субъективным путем — через язык. Язык — это средство не столько выражать уже готовую истину, сколько открывать ранее неизвестную. В отношении к человеку, познает мир, она чем-то объективным, а по отношению к познавательному мира — субъективным. Язык отмечает Гумбодьдт, — это творение народа, но одновременно она является продуктом творчества отдельных лиц, потому что каждый раз она воспроизводится, живет, изменяется только в устах отдельных индивидов. Так возникает еще одна антиномия — антиномия коллективного и индивидуального в языке. Но в то же время речь как творчество народа всегда предшествует индивидуальным актам речи. Индивидуальный акт речи предполагает того, кто говорит, и того. кто слушает, понимает, а это уже предполагает коллективную язык творчество.

spacer