Особенности философского подхода к проблеме человека

Особенности философского подхода к проблеме человека Живые, действующие человеческие существа являются создателями сложных социальных институтов, всех исторических реалий. Без наличия людей не о чем говорить, потому что нет ни общества, ни истории. В конце концов каждый понимает достаточно банальную истину: оглядываясь вокруг, мы видим, что нас окружают люди, а не структуры; люди для нас выдаются безусловно большей реальностью, чем абстрактные мыслительные конструкции по устройству общества, какими бы они не были достоверными. Непосредственно мы реагируем на действия и поступки живых индивидов, а не на какие-то обобщенные в теоретических конструкциях обстоятельства. Окружающий социальный мир с самого начала появляется перед каждым из нас как мир людей. И рано или поздно встает уже перед маленьким ребенком просто, и в то же время невероятно сложный вопрос: что такое человек, кто такие люди? О сложности этого вопроса может свидетельствовать произведение французского писателя Веркора (псевдоним Жана Брюллера, 1902 г. р.) «Люди или животные?», Написанный еще полвека назад. В нем говорится о вымышленной ситуации, когда комиссия Британского парламента решала задачу определения понятия человека в связи со смертью существа, похожего на человека. Если это существо («тропе») человек, то виноваты в его смерти несут уголовную ответственность за это, если же она — животное, то провинность может быть на уровне нравственного, то административного осуждения, как в случае нанесения вреда природе.
создание казино
Парламентская комиссия выработала определение человека, которое состояло из трех статей: " Статья I. Человека отличает от животного наличие религиозного духа. Статья II . Основными признаками религиозного духа есть (в порядке убывания): Вера в Бога, Наука, Искусство во всех его проявлениях; различные религии, философские школы во всех их проявлениях; фетишизм, тотемы и табу, магия, колдовство во всех его проявлениях; ритуальное людоедство в его проявлениях. Статья III. Любая существо, имеющее хотя бы один признак из тех, что перечислены в Ст. II , признается членом человеческого общества и его личность гарантируется на всей территории Соединенного Королевства всем законам, записанные в последней декларации прав человека ".1 (1Веркор. Люди или животные? М., 1957. С. 204.) Книга Веркора написана, по словам автора, как «не слишком серьезный роман», однако в ней затронута важная философская проблема, актуальность которой принимала, и может принимать и дальше, достаточно неожиданных проявлений. Скажем, в древнейшие времена только представители своего рода-племени считались людьми. В языках многих народов мира их этническое самоназвание в переводе на наш язык означает просто «люди». По этому видится то, что других похожих на них существ они считали «не людей» или «ненастоящих людей». Древние удмурты, ненцы, американские эскимосы звали сами себя одинаково, если каждый раз перекладывать эти названия какой одном языке. Они — просто «люди». Немцы сами себя называют Deutsch, словом, которое в свою очередь происходит от древнего слова, что означало «люди, народ»; «Тюрк» происходит от слова, которое древнетюркской языке означало «человек»; «Нивх» — «человек» нивхский языке. Некоторые ученые считают, что окончание «ар» в названиях многих народов (вспомним болгар, татар, хазар, авар) значит «человек» .1 (1см .: Бромлей Ю. В., Подольный Р. Человечество — это народы. М. 1990. С. 98-101.) Из истории мы знаем какой тернистый путь прошла культура, чтобы люди привыкли признавать тоже за людей женщин, детей, подчиненных, бедных, жителей других континентов. Одним из прогрессивных воздействий христианской религии на общественное сознание, и мораль в частности, было утверждение мысли о единстве людей независимо от рода, общественного и материального положения, физического облика. Так в одном из посланий св. апостола Павла говорится: «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского, — ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал., 3:28). Обратившись к современности, можно еще найти в психологии невоспитанных людей рецидивы пренебрежительного отношения к другим, что граничит с примитивным разделения человеческого рода на «людей» и «не людей». Следует принять во внимание и такое: сегодня создатели компьютерных технологий серьезно задумываются над возможностью создания искусственного интеллекта, а также роботов, способных к эмоциональным переживаниям, которые будут напоминать человеческие. В таком случае, как относиться к таким созданий? Или как быть в случае возможного (пусть хоть и очень гипотетического) контакта с представителями внеземных цивилизаций? Кто мы по отношению к ним и наоборот? Определение сущности человека имеет важное значение и вне такими экзотическими прогнозами. Очевидно повышение роли человеческого фактора во всем природном процессе актуализирует ответственность человека за все живые существа, ставит человека во главе этого процесса, а значит требует дополнительной оценки сущности человека и его предназначение в мире. Надо учесть и рост количества наук, изучающих человека: антропология, физиология высшей нервной деятельности, психология, медицина, социология, педагогика и тому подобное. Каждая из них достигла несомненных успехов, однако чем дальше они развиваются, тем больше осознается потребность в высшем синтезе наук о человеке. Еще Клод Адриан Гельвеций (1715—1771) говорил: «Человек есть модель, выставленная для обозрения ее различными художниками: каждый рассматривает некоторые стороны ее, и никто еще не охватил ее в целом» 2 (2Гельвеций. О человеке // Гельвеций . Сочинения в двух томах. Том 2. М., 1974. С. 11.) При таких обстоятельствах, как прежде, так и теперь возрастает роль философии в качестве интегрирующего начала, такого начала, вырабатывает общие ориентиры для дальнейшего научного поиска. К таким ориентиров входят извечные вопросы о сущности и назначении человека, о ее происхождении и будущем, о жизни, смерти и бессмертии, о соотношении природного и общественного в человеке. В современных условиях именно эта проблематика выдвигает философию на одно из заметных мест во всем комплексе человеческих знаний и философия может оказать характер комплексности всем человековедением. Из широкого круга вопросов, поднимаемых философией, одно из древнейших, а именно — «В чем сущность человека?», Ответ на который формируется в виде определение понятия человека. Так какие же на сегодня достижения философии в отношении этого? Если результативностью понимать то общепризнанное, то результаты будут выглядеть довольно печальными: определений человеческой сущности множество. Приведем для примера некоторые из них. «Мы — это душа, бессмертна существо, заперта в тюрьму, обреченную на гибель». (Платон) "Что такое человек? Слабая душа с телом — передвижным трупом ". (Эпиктет) «Я — это мыслящая вещь» (Р. Декарт), что перекликается с определением Б. Паскаля «Человек — это мыслящий тростник». «Человек — это существо, которое превышает саму себя и мир». (М. Шелер) Ярких, остроумных, афористических высказываний относительно сущности человека можно было бы привести сотни. Многие из них таких, которые свидетельствуют скорее о способности человечества или иронично посмеиваться над собой, или грустить по поводу собственного опыта общения с представителями рода людського.1 (1Згадаймо хотя бы известные слова А. С.Пушкина: "О люди! жалкий род, достойный слёз и смеха! »- Пушкин А. С. Сочинения в трёх томах. Т.1. М., 1985. С.565. А как, не просто печалью, трагической безысходностью по поводу упадка человека веет от таких жестких слов известного румынско-французского писателя-философа Эмиля Мишеля Чорана (1911—1995): "Только дурак может утверждать, что человек еще в начале пути. На самом деле это развалюху, чудом держится на ногах, дыба до последнего акта и там появится мудрецом, которого разъела мудрость. Так, человек — сплошной гнойник, его сжирает гангрена, и такие мы все ". — Эмиль Мишель Чоран. Разлад // Иностранная литература. 2001. №1. С.251.) Поэтому не будет ли конструктивным, чтобы мы сначала сопоставили (или противопоставили) человека и животных, так как бы это делалось в отношении общества и природы.

spacer