Декоративно-прикладное искусство украинских земель в сутки казачества. (художественная обработка дерева и рога, художественный металл; керамика)

Декоративно-прикладное искусство украинских земель в сутки казачества. (Художественная обработка дерева и рога, художественный металл; керамика) Длительная борьба украинского народа переросла в освободительную войну 1648 — 1657 под руководством Богдана Хмельницкого. В 1654 году между Украиной и Московией был заключен так-называемый Переяславский договор, однако уже в 1667 году по Андрусовского соглашения Московское царство фактически денонсировало военно-политический союз между Украиной и Московией. В нарушение Переяславского договора 1654 году Московия по-азиатские коварно в одностороннем порядке разделила территорию казацкой Украины с Польшей. В Московии отошла часть правобережной территории вокруг Киева, а также правобережное низовья Днепра и все Левобережье. Остальные Правобережье снова отошла к Польше, а Галичину, Буковину и Закарпатье захватила Австрия. Это негативно повлияло на политическое, экономическое и культурное развитие наших земель. Замедлился рост производительных сил. Народные массы испытывали национально-религиозного угнетения. Не прекратились крестьянские восстания, движение гайдамаков и повстанцев. Выступления народных масс подавлялись с невероятной жестокостью. На захваченных землях упадок города, старые культурные центры Подолье и Волыни постепенно теряли свое значение почти прекратилось городское строительство. Ремесленное и мануфактурное производства развивались медленно, сузился внутренний рынок.
Интересуетесь альтернативными источниками энергии? Приобретайте сонячні панелі комплект для дому ціна на который указана на sun.zt.ua

Прогрессивные тенденции городского искусства прошлого периода замирают, сохраняются и своеобразно отражаются только в народном искусстве. П осле фактической оккупации Московией Левобережной Украины, Слобожанщины и Запорожье на этих землях происходит постепенное восстановление сельского хозяйства, мануфактурного и ремесленного производства, многочисленных промыслов. Укрепляясь, становятся экономическими и культурными центрами города. Происходит освоение южных земель, где возникают новые казацкие поселения и города. Вследствие жестоких репрессивных действий польского правительства продолжается переселение казаков с Правобережья на Левобережную Украину и Слобожанщину, где они поселяются вблизи московских границ. Длительная освободительная борьба украинского народа, в которой очень большую роль сыграло казачество и Запорожская Сечь, вызвала развитие национального сознания народа, обусловила целый ряд своеобразных явлений в его культуре и жизни, моральных принципах и идеалах. Это, в частности, получило выражение в том, что со времен Богдана Хмельницкого и до отмены Московским царством остатков украинской автономии, т. е. Гетманщины и ликвидации в 1775 году Запорожской Сечи и введение в 1781 загальноимперсьго административного разделения Украины делилась на полки и сотни, в соответствии с воинского устава Запорожской Сечи. Несмотря на жестокий политическое и экономическое давление со стороны Московии и Речи Посполитой на украинских землях происходило подъем культуры, образования, науки, литературы, искусства. Украина, имея давние культурные и экономические связи с европейскими странами стала, фактически интеллектуальным донором для Московии, которая во времена Петра I назвала себя Россией. С нашей территории в Московское царство устремился живой поток достижений в области образования, науки, литературы, искусства. В Московии Украины выезжало много высококвалифицированных мастеров декоративно-прикладного искусства, которые изготавливали высокохудожественные изделия. В Москве, в частности, работали украинские гутники, а в Сольвычегодске — Украинские мастера росписи по эмали, первые корабли для российского флота строились НЕ голландцами, а таки украинскими мастерами и т. д.Однако уже в первой половине XVIII Ст. ном Украины имели большое влияние реформы которые осуществлялись в Российском государстве Петром I и его правительством. Они произвели колоссальный негативное влияние на социально-экономическое и культурное развитие Левобережья, Слобожанщины и Запорожье. Эти прогрессивные для московского царства реформы строились на безвозмездной крепостном (рабской) труда на заводах и мануфактурах, что в значительных количествах начали возникать на территории России. Вследствие отсутствия таможенных границ между украинским землями и Россией, дешевая дармовой продукция их мануфактур и заводов приводила к упадку и торможения развития целых отраслей в экономике нашего края, что в сочетании с укреплением дворянского феодального класса русского происхождения и принудительным закрепощением казаков и крестьян, привело в дальнейшем к нивелированию национальных особенностей в декоративно-прикладном искусстве с последующей заменой их на общеимперские. При всем во второй половине XVIII в. продолжалось развитие буржуазных отношений. Украинцы, не теряя врожденного оптимизма, продолжают освоение плодородных земель «Дикого поля» и всего Левобережья, где возникают многочисленные города, преодолевая жесточайшую конкуренцию со стороны засилье дешевых изделий Московских мануфактур ремесленное, мануфактурное производство продолжает бороться за свое существование. Территориальная разобщенность Правобережье и западноукраинских земель негативно сказалась на состоянии и развитии их политических, экономических и культурных связей, на национальной консолидации украинского народа. Во второй половине XVIII в. развитие декоративно-прикладного искусства происходил довольно своеобразно. На Правобережье и западноукраинских землях в городском искусстве и среди магнатских кругов барокко быстро заглушает ренессансные веяния и прогрессивные достижения. Своим великолепием, торжественностью, величественностью оно больше импонировало вкусам и настроениям господствующих классов, как и игриво-манерный стиль рококо в середине XVIII в. В Киеве и на Левобережье складывалась иная ситуация. В освободительной борьбе принимали участие различные слои населения, которые негативно воспринимали любой показной проявление роскоши. Однако, казацкая военная аристократия, в те времена, одевалась очень демократично в обычные казацкие скины. Это объяснялось не тем, что казацкая старшина боялась широких народных масс, а тем, что это было очень удобно во время постоянных военных действий, с тем, чтобы во время военной схватки противник не смог отличить казацкого старшину от рядового казака (так называемая полевая форма офицеров в современных армиях была введена только после второй мировой войны 1939—1945 гг, то есть казацкая военная наука, а именно, по защите командного состава опережала европейскую, как минимум на 350 лет.) Аскетичность их военного быта в то время была правдиво воспроизведена в записках Павла Алепского, который сопровождал Антиохийского патриарха Макария. П. Алепський рассказывает, что на приеме у Богдана Хмельницкого рыбу подавали в обычных глиняных мисках (П. Алепський не знал, что глиняные изделия, так называемого гончарного центра с. Головковка, что вблизи Чигирина, по своим художественным качествам и цене приравнивались в то время в стоимости фарфора из далекого Китая. Один из таких глиняных Головковский столовых сервизов был представлен поляками французскому королю Людовику ХIV). Но вынуждена военная простота походной жизни была недолгой. Постепенно старшина прибирает к своим рукам власть, земельные владения, накапливает богатства в виде художественных изделий. О последних свидетельствуют описания имущества. Если во время постоянных военных баталий и столкновений представители старшины еще сдерживались от показной роскоши, то позже, в XVIII в., Они свою крепнущей власти обустраивают и с внешней стороны: вспоминают о своих давних боярско-благородные родовые гербы, которые были в их прадедов еще в эпоху Литовского княжества и появления поляков на территории Украины, разные клейноды (булавы, перначи и другие знаки власти), дорогую одежду и ценное оружие, которое выполняет только представительную функцию (тогдашний гетман, полковник или иной казацкий старшина во время, когда не выполнял свои представительские функции, обычно садился обедать или ужинать за один стол со своими слугами или косарями, что только пришли с сенокоса). Несмотря на это, они заказывают художникам свои портреты, а порой дарят церквям, так называемые, ктиторские иконы, где они изображены вместе со святыми, чтобы люди, поклоняясь святым, уважали одновременно и своего господина-защитника, который впереди ряды казаков, первый бросался в бой на супостата. На колоколах и многочисленных драгоценных вещах церковного обихода на заказ выполнялись их гербы и соответствующие дарственные надписи. С начала второй половины XVII в. декоративно-прикладное искусство развивается под знаком усиленной декоративности. Эта новая тенденция получает двустороннюю поддержку. Со стороны широких народных масс она была обусловлена желанием ярче выразить оптимистичные надежды на лучшее будущее. Со стороны светских и духовных феодалов — попыткой окружить себя ореолом могущества, великолепия, богатства и усиление авторитета среди широкой общественности народных масс. Оптимизм, созвучен прогрессивным идеям освободительной борьбы, вместе с художественными достижениями ренессансной культуры отвечал мировоззренческим принципам и устремлениям основной массы населения. Именно поэтому органично усвоенные и творчески использованы достижения ренессансного искусства довольно долго, даже в первой половине XVIII в., Продолжали питать украинском декоративно-прикладное искусство. С другой стороны, стилистические формы и достижения барокко более импонировали вкусам и идеологическим устоям казацкой старшины. Но они внедрялись и усваивались на местной почве. Так украинское барокко не получило той мистики и экзальтации, перенасыщенности и излишества, которые наблюдаются в западноевропейском барокко. Оба направления сосуществовали, взаимодействовали, порождая самые художественные формы. Стилистические формы рококо на территории Украины не получили значительного распространения в декоративно-прикладном искусстве. Появившись в 60-х годах XVII в., Они довольно быстро, уже в 80-х годах, были вытеснены четкими и ясными формами нового стилистического направления — классицизма. Во второй половине XVIII в. Российская империя применяет новую тактику: проглатывания нашей территории, из-за «подкуп» казацкой старшины, которая за свое лояльное отношение к империи получает офицерские и генеральские чины и дворянские привилегии, а от так сливается с российским дворянством. Ее представители вроде петербургских вельмож строят дворцы по проектам архитекторов. Соответственно меняется их быт, потребности и предпочтения. Из этих времен особенно углубляется водораздел между искусством народных масс и искусством господствующих классов. Древние города — Киев, Переяслав, Чернигов, Новгород-Северский, Стародуб, Нежин, небольшие поселки — Глухов, Батурин, Чигирин и другие становятся выдающимися административными центрами гетманской Украины. В них разворачивается деревянное и каменное строительство. Строятся различные типы сооружений: церкви, оборонительные замки, резиденции магнатов и казацкой старшины, учебные заведения, административные, торгово-ремесленные и жилые дома. Но их планирование и пространственная композиция приспосабливается к новым потребностям. Вместе с этим меняется и их вид и интерьеры. Магнатов каменные резиденции на Правобережье и западных землях Украины уже не имеют вида грозных замков, их интерьеры роскошно обустраиваются на западноевропейский образец, жилые помещения становятся уютными. Строились также деревянные замки-дворцы светских и духовных магнатов в Староконстантинове, Богуславе, Триполье, Маньковцы, Белой Церкви, Прилуках, Мне, Борзна, Конотопе, Батурине. Два из них были в Киеве — на горе Киселевке и в Киево-Печерской лавре. Они либо зафиксированы на рисунках, или упоминаются в древних актах, воспоминаниях путешественников. Эти последние особенно отмечали размеры залов и большое количество окон в них, а также великолепие украшений. Начиная уже со второй половины XVII в., В монастырях, а также в городах и селах, были резиденциями казацкой старшины, началось строительство крупных каменных храмов. их интерьеры много и пышно украшались на средства старшины. Главным украшением церковного интерьера был иконостас, где широко использовались живопись и декоративная резьба, обогащенное раскраской, срибненням и позолотой. Иконостас органично вписывался в архитектуру интерьера. Стеновые декоративные росписи, которые получили большое развитие в деревянных храмах (св. Духа в с. Потеличе, св. Юра в г...Дрогобыче и др.), Находят себе место в каменных церквях XVII и XVIII в. Нарастание пышности и богатства украшений храмов стимулировалось соревнованием православного духовенства с католическим и униатским по привлечению верующих. С другой стороны, господа-старшины видели в церкви свою идеологическую основание. Именно поэтому они не жалели средств на отделку храмов и обустройство церковного церемониала. Стоит заметить, что церковь должна не только культовое назначение. Она была также местом общественных собраний и светских праздников, деятельности братств. Ее стены вдоль дверей были своеобразной летописью, где фиксировались важные события в жизни города или села (засуха, наводнение, холодная зима, эпидемии, нападения татар, приход казаков и др.). Вообще церковь тогда играла роль культурного центра общины, цеха, села или города. В частности, такой была церковь св. Духа в с. Потеличе, построена на средства местного гончарного цеха. В этот период преобладало деревянное строительство. Крестьянское жилище состояло из одного жилого помещения с сенями и кладовой. Немалую его часть занимала вариста печь, украшенная геометрическим орнаментом этаж побелки и подмазанные цветными глинами. Против печи, по диагонали, располагали «колокольню» с одной или нескольких икон. В этом же углу стоял стол или сундук, используемой в качестве стола. Между печью и стеной устраивался деревянный «пол» для сна. По другую сторону двери — мисник. Напротив печи — стена с несколькими окнами. Выше окон, от угла к «синагоги», простиралась на всю стену полка. Она поддерживалась несложными кронштейнами с закругленным вырезом, который предназначался для вешания полотенца или одежды. Под окнами вдоль стены стояла скамья. Такое однокамерные жилье служило для приготовления и потребления пищи, отдыха и выполнения различной домашней работы. Его простое устройство, часто украшенное резьбой, ткани разноцветные ткани и вышитые полотенца вместе с росписями печи образовывали своеобразный колорит интерьера бедного крестьянства и городских «низов».Богаче часть населения имела дом разделенную на две половины кладовой и сенями. Если одна половина была похожа на описанную выше, то вторая служила парадным помещением и называлась горницей. В зависимости от достатка владельца эта половина более или менее богато украшалась. Стены слева от двери и напротив них имели многочисленные окна выходили на веранду или открытую галерею, различные по профилю арки которой поддерживались резными столбиками. В углу между этими стенами находилась «образница». Справа от двери была печь для обогрева, облицовано терракотовыми или поливными изразцами. Вокруг стола для праздничных обедов стояли скамьи и стулья. Потолок комнате состояла из толстого резного потолку, на который с обеих сторон опирались толстые доски наката с небольшим расстоянием между ними. Они образовывали выразительную ритмичность. Деревянные меблированные (обтесанные) стены, часто ничем не украшены, сохраняли текстуру дерева. На стенах комнат в казацких домах розвишувалася оружие. На полках вдоль стен стоял разнообразную посуду (металлический, стеклянный, керамический, деревянный, часто разрисованный), одновременно служил украшением. Простенькие ковры или ткани, вышитые полотенца и скатерти вместе с плиточный печью и другими вещами образовывали определенные акценты в суровой простоте обстановки. Конечно, были в это время интерьеры такого типа, оборудованные и украшенные богаче и разнообразнее. В них можно было увидеть кровати, рисованные шкафы, дорогая посуда, печи, облицованные глазурованными цветными изразцами, ковры, многочисленные вышивания. Об этом можно узнать из подробных описаний дворов киевских цехов на Подоле (гончарного и рыболовного) второй половины XVIII в. В документах XVIII в. чаще всего встречаются описания домов казацкой старшины и духовенства. Они уже не имели системы оборонительных сооружений, а были комплексом жилых и хозяйственных зданий. Кухня, пекарня, кладовая уже выделялись в отдельные сооружения, входившие в состав хозяйственного комплекса (пивоварня, винокурня, солодовня т. п.). Все они, в том числе жилые здания, обрамлювали просторный общий двор. По внутренней планировкой простые жилые здания состояли из двух светлиц вдоль сеней. Дальнейшее развитие их происходило путем обрастания светлиц комнатами различного назначения, преимущественно спальня и хижинами, а также созданием второго этажа с летними комнаты. Тогда мелкие подсобные помещения сосредоточены на первом этаже. Такого характера сооружение было во дворе генерального есаула Мануйлович в с. Ромашковое у Новгород-Северского. Гетман Скоропадский имел три жилых дома. В каждом были две большие комнаты, разделенные сенями. Во дворе гетмана Д. Апостола тоже несколько отдельных одноэтажных и двухэтажных домов, окруженных крытыми галереями на столбиках. На резном деревянном кресте XVI в. в миниатюрном рельефе изображено одно из таких светлиц с галереей вокруг. Деревянные брусья, из которых складывались стены жилых домов, гладко обтесувалися или геблювалися. Потолок покрывалась досками, опиравшиеся на резной балку и образовывали своеобразную ритмичность. Иногда конструкция потолка была сложной. Двери делались преимущественно одностворчатые, широкие, с привередливыми железными петлями и замками, часто имели железная оковка. В окна вставлялись круглые оболочки художественного изделия в оловянной оправе. Каждая кафеля печи была оснащена цветочными орнаментами или сюжетными изображениями. Гладкие стены покрывались росписями, стилистически близки к тем, которые находим на внутренних стенах деревянных храмов XVII — XVIII в. Кроме орнаментальных, в светских домах были росписи и сюжетные, в частности некоторые из античной мифологии. Об этом с осуждением писал проповедник конца XVII в .: "... в домах своих и кладовых, вмисто образа Христова, рисуют образ Бахуса, вмисто пречистой девы Марии — образ нечистой Венеры, вмисто святых ... рисуют образы охотников с собаками и ястребами , рисуют танечникив с играми ". Столы и скамьи застелялися коврами, покрывалами, налавники. Простые ковры, устилали пол. На фоне роскошных ковров, украшавших стены, висела дорога художественное оружие. На дверях и шкафах были выполнены рисунки, в основном на различные моральные темы с надписями. Стены также обивались сукном, обоями из шелковых и напившовкових тканей, парчой, бархатом. С этой же целью пользовались холщовыми кольтринамы, рисованными клеевыми или масляными красками. Иногда на стенах вешали гравюры с религиозной тематикой, также осуждалось духовенством под тем предлогом, что это делается «... не для почитания образов святых, но для пригожества». В интерьерах, которые в данном случае рассматриваются, меблировки было уже более разнообразным и много украшенным резьбой и росписью. Кроме столов, скамеек, стульев, здесь были кровати, кресла, зеркала в резных рамах, шкафы и некоторые другие вещи. Если исходить из описей имущества, в домах знати накапливалось много дорогой посуды, одежды, драгоценной оружия, ювелирных изделий. Такие деревянные жилища господствующей верхушки назывались «дворцами», ни большинство из них были крытые гонтом, соломой или камышом. Простые по построению и обустройством, они обозначались самобытностью и декоративностью архитектурных деталей, резных украшений. Монах Лукьянов, который на рубеже XVII и XVIII в. прибыл из Московии, в своих записях особо отмечает узорчатые здания Киева. Увидев деревянные дворцы в Стародубе (Стародубский украинский казацкий полк располагался на территории современной Брянской обл ... РФ — данная территория была отобрана в Украине в 1918 году, население ассимилировано) и Глухове, он в восторге писал: «... зело лихоманы хохлы затейливы к хоромного строению».Деревянная архитектура и характерные для нее интерьеры со второй половины XVIII в. начинают заменяться каменными дворцами, построенными по проектам выдающихся столичных архитекторов вроде аналогичных сооружений петербургских и московских вельмож (дворец в Батурине, дворец Завадовского в Ляличи, Разумовского в Глухове и др.).Старые приемы строительства из дерева, глины, особенности архитектуры и интерьеров продолжают существовать в народном жилище. Особенно устойчиво традиции архитектуры деревянного жилья хранились на Волыни, в горных районах Карпат и на северной Черниговщине. Со второй половины XVII в. на Левобережье и в Приднепровье разворачивается каменное строительство. Кроме культовых строится много сооружений гражданского назначения — производственные, хозяйственные, административные, учебные, лечебные и жилые, особенно в гетманских столицах (Чигирине, Субботове, Глухове, Батурине) и во многих населенных пунктах, которые были административными центрами или резиденциями старшины. В то время все каменные здания этого региона назывались домами. Как и деревянные, жилые каменные дома сохраняют тип сельского дома — «На две половины» (так называемый дом Полуботка в Чернигове, каменные Лизогуба в сердно, Чернигове и др.).Из литературных источников и памятников, которые сохранились, известно, что дома, как правило, украшались декоративной скульптурой, профилированием. Так, малороссийский коллегию (Малороссией в те времена называли исключительно Левобережную Украину — настоящая Черниговская, Полтавская, Сумская, Харьковская области Украины, а также Брянская и южные части Курской, Воронежской и Белгородской обл. РФ) в Глухове рядом с фотографиями усатых гетманов в кафтанах украшали статуи богов, ораторов, философов, а также различной военной лепной геральдикой, купидонами, лирами Аполлона, растительным орнаментом с местными мотивами. Такое сочетание античности с современностью нашло отклик в «Энеиде» Котляревского и вообще было характерно для того времени. Лепное декорирования собора этого монастыря, колокольни Софии Киевской, ворот Заборовского, что дошло до нас, свидетельствует о высоком мастерстве исполнения, жизнерадостную декоративность. Лепнина и скульптура заполнили и внутренние помещения. В то же время интерьеры украшались монументально-декоративной живописью, орнаментальными росписями. Независимо от сюжета, живопись имела светский характер и местный национальный колорит — сочную тональность рисунка и орнамента.

spacer