Космопланетарного идеи в творчестве мыслителей украины и россии

Современный российский ученый Спартак Афанасьев показал, что два больших цикла конъюнктуры синхронизируют с геологическим затемнено-перегелиевим циклом длиной в 108 лет, т. е. две «волны Кондратьева» фрактально вкладываются в этот астрономически-геофизический цикл, который по «основным законом времени» гениального русского поэта Велимира Хлебникова соответствует периоду в 39 + 39 дней (108 лет без 81 дня). Еще в 1920 Хлебников писал: "Язык человека, строение мяса его тела, очередь поколений, стихии войн, строение толпы, решетка множества ее дел, самое пространство, где она живет, чередование суши и морей — все подчиняется одному же и потому колебательному закону, а поэтому каждая наука — грамматика, физиология, история, статистика, география — является главой науки о небе ". Таким образом, эконометрические, историометрични, геофизические и астрономические циклы синхронизируют, фрактально укладываясь друг в друга. Причем, современный российский ученый И. Одесский показал, что как седиментационные геологические циклы, так и «кондратьевские длинные волны» асимметричные преимущественно близко к «золотого сечения» и имеют конфигурацию со стремительным повышающим и пологим понижающим крыльями.
https://medcanal.ru/topic/1195-kakie-sportivnye-sektsii-naibolee-poleznye-dlya-zdorovya/

Все это указывает на возможность существования универсального закона развития природы и общества для различных устойчивых динамических систем в виде соответствия колебательных процессов принципа гармоничного спирали. Именно в этом направлении развивается отечественная научная школа циклической парадигмы, возглавляемая Арнольдом Кулинковича. Что касается развития универсальной идеи «золотого сечения», который удивляет человеческий мир уже несколько тысячелетий, то именно в Украине в девяностые годы Алексей Стахов из Винницкой предложил гиперболическую тригонометрию Фибоначчи (итальянский математик Leonardo Fibonacci — сокращенное filius Bonacci, есть сын Боначчи, который на основе количественного анализа процесса размножения кроликов еще в начале XIII в. предложил ряд чисел, каждое из которых равно сумме двух предыдущих {1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89, 144, 233 ...}, а соотношение двух соседних чисел в нем совпадает с основной пропорции «золотого сечения» — 1,618 или обратной ей — 0,618). Стахов считает, что даже в основе генетического кода лежат магические числа Фибоначчи (молекула ДНК представляет собой фрактально вложены друг в друга две спирали, которые связаны между собой через «золотое сечение»). Другой украинский ученый А. Боднар показал, что основным преобразующим движением в процессе формообразования таких биологических структур, как ананас, кактус, шишка и т. п. есть так называемый «гиперболический поворот». По определению этого львовского архитектора, именно «гиперболический поворот» лежит в основе закона преобразования спиральных биосимметрий как фундаментального закона живой природы. Все это является подтверждением гипотезы В. Вернадского о неевклидовом характер процессов в живой природе, в которых особую роль играют гиперболические функции Фибоначчи. Современный российский ученый Александр Субетто в своей «Социогенетици» утверждает: «Большая Логика социоприродная Эволюции» спрессовывает "внутреннюю Логику Стихийной Истории. Возрастание роли противоречия между Обществом и Природой как фундаментального противоречия социального развития определяет нарастание противоречия между социальной и экологической «дискретности» ... Прыжок в управляемости собственной Историей — императив в Великой Логике социоприродная Эволюции, императив выживания человечества ". Преодоление этого противоречия за счет усиления управляемости развитием общества и гармонизации его с развитием природы и является путем к выживанию и дальнейшему развитию человечества. В противном случае «незнание границ» антропогенеза как фундаментального противоречия человека проявляет себя в форме усиления интенсивности катастроф, и наблюдается во всем мире в конце ХХ в. Именно в этом веке в период «великой депрессии» 30-х годов экономисты США, Швеции и других европейских стран разработали конкретные меры по преодолению кризиса в их хозяйствах. Выдающийся английский ученый Джон Мейнард Кейнс в выданной 1936 книге «Общая теория занятости, процента и денег» систематизировал эти мероприятия как антикризисные за счет использования различных методов макроэкономического регулирования. Их были обобщены и отнесены к теории и практики кейнсианства, а в дальнейшем, в наше время, — неокейнсианства. Актуальность решения этой проблемы в условиях «великой рецессии» 90-х годов, охватившего хозяйства Украины, России и других постсоветских стран, практически стала настолько насущной, что сегодня уже не нуждается в комментариях. Следует подчеркнуть, что оба кризиса 30-х и 90-х годов подтвердили прогностическую устойчивость теории «длинных волн Кондратьева». Ведь он на момент своих исследований в 20-х годах расчет двух полных волны и третьей незаконченной, прогноз завершения которой сделал на тридцатом года как кризисные для экономики. Точность прогноза поразила научную общественность в период «великой депрессии» 30-х годов. В 1939 вышел двухтомник «Деловые циклы» Йозефа Шумпетера, где полициклическую экономическую теорией обобщенно. Однако начало второй мировой войны, после чего начался экономический бум, отвлек внимание ученых от результатов исследований предшественников. К тому же был казнен в 1938 и самого М. Кондратьева. И только валютно-финансовый и нефтяной кризисы начала 70-х годов, которые состоялись на изломе «Кондратьевском длинной волны» в верхней ее точке, заставили ученых многих стран возвратиться к этим идеям. В 1975 г..., Через 36 лет после публикации двухтомника Шумпетера, вышла в свет книга немецкого эконометрика Герхарта Меньшая «Технологический пат: инновации преодолевают депрессию», в которой шумпетеровской инновационная теория «длинных волн» получила определенное развитие и начала активизации исследований в направлении циклической парадигмы развития природы и общества. В настоящее время последние к этим исследованиям присоединились российские и украинские ученые после того, как в конце 80-х годов состоялась научная реабилитация Кондратьева и 60 лет его работы были переизданы в СССР. Уже в конце 1991 появилась интересная статья Григория Кваши, Владимира Лапкина и Владимира Пантин «Ритмы истории», в которой были обнаружены два 144-летние (4 по 36 лет) циклы русской истории: первый (1653—1797 гг.) Определены как «петровский», а второй (1881—2025 гг.) — как «индустриальный». В то же время три века московского владычества к первому циклу и почти столетие (1797—1881 гг.) Между первым и вторым циклами остались неопределенными для исторического процесса России. В том же 1991 в СССР, перед его распадом, впервые было напечатано написанную еще в семидесятых года пионерскую работу бывшего советского диссидента, выдающегося историка и социолога Александра Янова, который в те же годы эмигрировал в США. Символично то, что работа под названием «Одиссея российской автократии» появилась в журнале «Перспективы» и, по сути, раскрывала переменные циклы российских реформ и контрреформ, начиная с правления Ивана Грозного. В ней впервые были помещены методологический аппарат для оценки перспектив исторического развития России. Активизация же циклических исследований как в России, так и в Украине по-настоящему началась только после юбилейной международной научной конференции, которая состоялась в Москве 17 марта 1992 — в день столетия со дня рождения Николая Кондратьева. На этой конференции был образован Международный фонд имени Н. Д. Кондратьева и ежегодно стали проводиться Кондратьевские чтения (уже состоялось 7). С интервалом в три года проведено уже 3 международные Кондратьевские конференции в Москве, Санкт-Петербурге и Костроме.

spacer