Троица (клечальное воскресенье) — по народному календарю отмечается на пятидесятый день после пасхи. как праздновали и что ели

Троица (Клечальное воскресенье) — по народному календарю отмечается на пятидесятый день после Пасхи. Как праздновали и что ели Троица (Троица, Троица, Святого Духа) свое место в календаре полностью обязана Пасхе. Праздник имеет и другие названия — Пятидесятница (Пятидесятница), потому что его отмечают на пятидесятый день после Светлого Воскресения Христова. На эти же дни приходятся Троицу (Клечальное воскресенье, Клечальное святки), которые в воображении народа тесно переплетены с Троицей. Праздник имеет ярко выраженный дохристианский характер, но это не помешало православию адаптировать большинство древних местных обрядов, не противоречили главным христианским идеям. В начале лета созревают первые травы и начинается сенокос — запасания сена на зиму для скота. Изобилует зелень деревьев, цветут луговые и полевые цветы, развиваются зерновые. Старославянские обряды поклонения деревьям сохранились в украинском в обычаях ставить на Троицу клечання в виде березок, кленов и Ясенко во дворах, центральных сельских площадях, на выгонах, в украшении домашней крыши ветвями и различными душистыми травами. На воротах вешали венки из веток и цветов, зелени мяты, любистка, чабреца, базилика, татарского зелья (аира), ромашки, марунькы, божьего древка, полыни и других ароматных трав, которые, по поверьям, могли отгонять нечистую силу . Украшали дом и изнутри: ароматным зельем украшали цветами иконы, вешали его на жердь, у окон, рассыпали толстым ковром по полу. Эти венки и травы позднее не выбрасывали. Венки надевали на молодые головки капусты, чтобы она росла головастая и ее ела гусеница. Зелень сушили и хранили. Если болела скот, ей подмешивали в корм Троицкого зелье, троицким клечанням также подкуривали больных людей и животных.
vps vds
Зашивали немного зелья в подушку для мертвецов, «чтобы им на том свете было спокойно». Вот как описывает Троицу на Гуцульщине этнограф В. Шухевич на рубеже ХIХ-ХХ веков: "Перед Свьитою воскресеньем — Сошествием Святого Духа — идут мущину рассвета рубить ветви с тополя которыми Косич дом внутри, на образах, по мечах; затичують тоже кое-где дом знадвирья листьями любистка и скорушины, Косич окна накрест, а ветви с тополя или бучини закладывают в каждую сторонку грядок; листе любистока употребляют в окон потому, что оно мягкое, держит ся хорошо стекла, а листья скоруха «Кудрявое, имеет ладную уроду, вокруг как высеченное», к тому оно узкое, поэтому дает выразительный образу на стекле ". Женщины принимали калачи, свечи, будз (разновидность сыра), сыр, молоко в кувшин или в кружки и шли в церковь. Там, приделав свечу на хлеб или лепешки, зажигали ее и курили ладан так, что в церкви становилось до сизо от сладкого дыма. Это «оказывало целом обхода таинственных чар». Часть продуктов оставляли «на церковь», часть несли на кладбище. Там угощали бедных: сначала молоком, затем другими блюдами. П ереддень Троицы назывался Дедовой субботой, Дидивнею. Это был один из самых почитаемых поминальных дней календарного года. Поминали всех умерших: и крестных, и некрещеных, и умерших от старости или болезни, и самоубийц, и утопленников — людей, умерших «не своей смертью», то есть тех, кого не поминали на другие поминки. В церковь несли «панихиду» — хлеб или кныши, калачи, пироги, часто коливо и мед или что-то сладкое на замену. Ходили на кладбище, где угощали нищих, попрошаек, бедных и угощались сами. Оставляли на могилах то из еды «для усопших». Такая своеобразная форма жертвы имела умилостивить духипредкив, чтобы они не вредили живым, а становились им в помощь. Троицкий неделю считался Русальной, потому что в эти дни якобы активизировались русалки (нимфы, нявки). Их представляли себе как молодых женщин, девушек или девочек, которые жили в водоемах, в лесу, на лугу или в поле и могли замучить прохожих. Поэтому Русальной недели не ходили поодиночке в поле и в лесу, не купались в реках, прудах и озерах. На русалок, по поверьям, могли превратиться все умершие на Троицу, маленькие некрещеные дети, утопленницы. Утоплены на Троицком недели женщины и девушки по представлениям славян обязательно становились водяными русалками или хранительницами (живущими на берегу край водоемов или в реке или пруду). Чтобы нейтрализовать русалок, их поминали, «кормили» поминальными блюдами. От них защищались душистыми травами: полынью, чернобылем, любисток, мятой и, конечно же, чесноком. Ни одна девушка с первого дня Троицкого недели не выходила в город, на улицу, в поле, в лес, а тем более на реку без полыни в волосах, в руках или за пазухой. Боялись, что выскочит из ржи или тростника русалка и спросит: «А что мать варила?». На это следовало быстро ответить: «Борщ и полынь, а ты сама сгинь!». Тогда русалка исчезала и не могла нанести Девушке вреда. Другие травы, особенно мята и петрушка, привлекали русалок, поэтому их следовало брать с собой. Потому, бросив в русалку мятой: «На тебе мяту!» &Mdash; можно было услышать: «Ты наша мать!», а петрушкой — «Ты же наша душко!». Это означало, что русалки принимают девушку к своему роду и она уже не вернется к людям. Однако мяту и петрушку обязательно сеяли в городе и при усадьбе, чтобы русалки питающихся ими и не причиняли вреда живым. На этой неделе строго запрещалось купаться в реках, озерах, прудах и в море. Не только женщины и девушки, но и мужчины и юноши боялись, что в воде их подстерегают русалки, которые защекочут и затянут к себе на дно. Это верование иногда сохранилось до наших дней: некоторые считают, что каждый утопленника на Троицу забирали нимфы. Еще в XIX веке существовал обычай освящать колодца. После проведения обряда вода в них считалась безопасной, там не могли селиться колодезные русалки. На этой свяченой воде варили коливо и другие блюда, ею растворяли хлеб в Троицкую субботу. Первую буханку хозяйка разламывала пополам еще горячей и клала на подоконник. Хлеб дымился, и русалки могли питаться этой парой (как, впрочем и другие духи предков). В следующую субботу ели много яиц, но следили, чтобы сразу отдать скорлупы курам или потереть их в корм скоту. Боялись, чтобы они не попали в воду, потому что от них могли сильно расплодиться русалки. Носили горячий хлеб, совершенное на свяченой воде, на границу хлебной нивы и на город, там ломали и оставляли «для нимф». Таким образом умилостивляли их, чтобы они не вмешивались в дела живых. В обычаях этой неделе ярко прослеживается отголосок древнего культа трав и деревьев. Большое дерево, столб или длинную стройную палку ставили посреди деревни, обмаювалы венками из цветов и трав, лентами, флажками, обвивали вьюнками. Около него происходили молодежные гуляния течение Троицы. Но уже в XIX — в начале XX века память о таких обряды осталась только в традиции завивать девичьи венки. Д ивчата жарили яичницу с салом, пекли пироги с сыром или капустой, круглые плетеные калачи (в форме венков), жарили «орешки» из теста; парни брали пиво и воду. Девушки в больших зеленых венках в сопровождении ребят ходили в лес или на край поля, где росли березы или ивы, стелили скатерть под деревьями, выставляли блюда и напитки и начинали водить кривой танец (Корогод, хоровод), постоянно трогая листьев и ветки деревьев. Затем разбегались, каждая выбирала себе ветку, завивала на ее конце венок, завязывая красными нитками, лентами и цветами. После этого начинался пир, который заканчивался в селе.

spacer