История метафизики

История метафизики Философию можно оценивать с двойной точки зрения: а) она является знанием определенного рода; б) она является видом духовной деятельности по продуцированию этого знания. Знание, как результат деятельности, характеризуется своим предметом (то есть тем, чего оно касается), содержанием (смыслом) и соответствием вопросом, предшествующих полученным знаниям. Если временно отвлечься от того требования, грамотно поставленные вопросы сами требуют какого начального знания, можно согласиться на такую исходную ситуацию, при которой существует предварительное человеческое вопрошание, ответом на которое и будет знание. Когда речь идет о знании философское, то и вопрошания должно быть также философским. От философии следует требовать ответы только на философские вопросы. Поэта риторический вопрос «Почему я не сокол, почему не летаю?» является обращением к Богу, а не к философу. А вопрос о причине жаркого лета 1999 года в скорее касается специалистов по метеорологии, физики атмосферы и тому подобное. Большинство вопросов, которыми бывают заняты люди в своей будничной жизни, вообще не относится к науке: кто кому дает совет или учит повседневным делам, кто-то доходит до них разумом сам, полагаясь на собственный, то чужой опыт. Что же касается научных вопросов о неизвестном, то их формулируют и на них отвечают сами ученые.
огромное влияние на развитие туризма в Россию имеют эскорт-агентства

Когда-то в древние времена, первые философы сочетали в себе также и естествоиспытателей, хотя специфика отдельных видов научных сведений достаточно четко осознавалась уже древними греками. Словом φ Σ &Sigmaf; (фюсис), что переводится сегодня как «природа», они обозначали все, что растет, сам рост и то, что выросло в процессе роста. Имеется в виду не только рост растений и животных, и не только все то, что противостоит человеку, а полная тотальность всего чувственно-сущего, включая человеком, которая дана человеку же в ее непосредственном опыте и царит без ее участия. Греческий термин φ Υ Σ Ι Κ (фюсика, или в современной более распространенной транскрипции — «физика») значил науку о фюсис. «Π ε ρ φ σ ι ς» («О природе»), так в основном называли свои произведения мыслители досократовских периода в развитии античной науки и философии, поэтому их, в определенной степени, можно назвать «физиками» . Эти «физики-философы» свою задачу видели в том, чтобы разоблачить истинную суть вещей и явлений, дать знания «по-истине», противопоставив его обычном, будничном знанию всех простых смертных как знанию воображаемом. Средством к получению истинного знания о сущем была рационалистическая мысль, чисто дедуктивное рассуждение относительно исходного начала ( ρ χ — «архе»), из которого состоят вещи и к которому они разлагаются. Итак, научное знание опиралось на то, что чувственно дано, и стремилось чисто спекулятивно, то есть умозрительно, его объяснить, дойдя мнением к определенному начала, к которому сводится многообразие мира. Главными вопросами такой науки были:

  • Как связано в мире единое и множество?
  • Что в мире есть меняющимся и неизменным?
  • Что более свойственно вещам: движение или покой?
  • Что такое бытие и небытие и каково их существование?
Первым, кто сознательно нарушил традицию отождествлять с настоящей наукой «физические» знания, был Сократ. В платоновском диалоге «Федон» содержится такое чистосердечное признание Сократа о его пути к подлинному знанию: "В молодости у меня была настоящая страсть к тому виду мудрости, зовут познанием природы. Мне казалось чем величественным знать причину каждого явления — почему-то рождается, почему погибает и почему существует. Я часто бросался с крайности в крайность и вот какого рода вопросы задавал себе в первую очередь: когда теплый и холодный вызывает гниение, не тогда, как кое-кто считал, создаются живые существа? Чем мы мыслим — кровью, воздухом или огнем? Или нет тем, ни другим, ни третьим, а это наш мозг вызывает чувство слуха, и зрения, и обоняния, а из них возникает память и представление, а из памяти и представления, когда они приобретут устойчивости, возникает знание . Размышлял я о гибели всего этого об изменениях, происходящих на небе и на земле, и все ради того, чтобы в конце концов признать себя абсолютно неспособным к таким исследованиям ".1 (1Платон. Федон // Платон. Сочинения в трёх томах. М., 1970. Т. 2. С.65-66.) Мы сегодня не знаем, как конкретно размышлял Сократ, потому судим только по свидетельству его ученика Платона, но не подлежит отрицанию, что именно от Сократа идет поворот к новому пониманию сути философского (научного) знания. Физические знания фактически равнодушны человеку, тайны вселенной — это все дела божественные, разобраться в них — над человеческие силы, а то, что зависит от человека, именно оно и является тем, что ей можно и нужно знать. А это не что иное как общие нормы всякой человеческой деятельности, такие как благо, добро, справедливость, мужество, красота и т. д., которые выражаются понятиями, исследования которых и составляет содержание науки. Платон, идя по пути Сократа, отрицает возможность существования истинного знания о чувственном мире, поскольку он слишком изменчив и в нем нет настоящей основы познания. Все, что дано в опыте и связано с чувственным материалом, является лишь объектом понятия, а не истинного знания. Мы не можем объяснить, считает Платон, разнообразный мир видимых вещей, исходя из них самих, и поэтому он предполагает существование некоторого первичного мира идей, где каждой вещи соответствует ее, так сказать, двойник, идеальная, совершенная модель, образец. К тому же речь идет не просто о «конгруэнтность» образца и действительной вещи, а о причинной зависимости видимого мира от идеального. Платон убежден, что философское знание касается мира (что достигается умом) настоящих сущностей, отделенного от видимых вещей, которые были до этого предметом «физического» знания. Таким образом, Платон относит философское знание до того уровня, который лежит за знанием физическим, что является ограниченным, несовершенным, неистинной, поскольку оно не дает объяснения вещей и явлений. Фактически Платон стремится доказать необходимость существования по-настоящему научного знания за пределами «псевдонауки» о видимые вещи. Такое знание и можно назвать метафизическим, а по сути — философским. Однако ни Платон, ни Аристотель не являлись причастными к появлению в философском лексиконе термина «метафизика», хотя его связывают с произведениями Аристотеля. Когда в первом веке нашей эры эти произведения требовали упорядочения и какой классификации, Андроник Родосский дал название «Метафизика» тем книгам Аристотеля, шли «после физики» (по-гречески τ μ ε τ τ φ υ σ ι κ — и цель и физика). Сегодня среди исследователей существует мнение, что термин «метафизика» употреблялся задолго до времен Андроника Родосского и имел тот смысл, что в познании мы движемся последовательно от природных («физических») явлений к тому, что лежит за ними, или иначе — после (&mu ; ε τ) них. Однако если обратиться к сути дела, то метафизическое знание Аристотеля отмежевывал от остальных научного знания. То, что мы в него называем сейчас «Метафизикой», сам автор обозначал как «первая философия». Ее задачей было обоснование предпосылок любого другого научного рассуждения: "Есть некоторая наука, исследующая сущее как таковое, а также то, что ему присуще само по себе. Эта наука не тождественна ни одной из так называемых специальных наук, потому что ни одна из других наук не исследует общую природу сущего как такового, а все они, отделяя какую-то часть его, исследуют то, что присуще этой части, как, например, науки математические. А поскольку мы находим начала и высшие причины, то понятно, что они должны быть началами и причинами чего самосущего. "1 (1Аристотель. Метафизика // Аристотель. Сочинения в четырёх томах. М., 1976. Т.1. С.119). Место, которое занимает «первая философия» (метафизика) в структуре умозрительного знания, определяется Аристотелем так: "Учение о природе занимается предметами, существуют самостоятельно, но не неподвижными, некоторые части математики исследуют хотя и недвижимое, но то, что существует не самостоятельно , а как относящееся к материи; первая же философия исследует то, что существует и самостоятельно, и как недвижимое ".2 (2Аристотель. Указанная работа. С. 181). В конце концов предметом этой первой философии является умозрительное, наиболее сверхчувственное, божественное бытие. В отличие от Платона, Аристотель не обманывает научное знание только к знанию метафизического, что совершенно противоположное физическом и математическом, так как они являются знаниями о сверхчувственное. Аристотель просто ставит метафизику выше других видов знания благодаря ее основополагающем роли, и благодаря полной, благородной бескорыстия, не отказывая в научности и другим видам знаний.
spacer