Философско-лингвистические взгляды александра потебни

Поисковая работа Философско-лингвистические взгляды Александра Потебни 1. Анализ языка, мысли и слова в концепции Потебни. Философские взгляды Потебни на происхождение языка, которые вели свое начало от древности, но часто повторялись и в новые времена, а именно: теория сознательного изобретения слова людьми и теория непосредственного создания его Богом. Обе эти «теории», как утверждает ученый, несмотря на некоторые различия, имеют много общего в основных положениях и содержали в себе внутренние противоречия. Теория сознательного изобретения языка, за Потебней, "предусматривает, что природа и формы человеческой жизни податливо готовы приобрести всех видов, которые придут в голову человеческой произвола, она построена на вере во всемогущество разума и воли, на что бы они не были направлены: на преобразование государства, литературы или языка. Последователи этой теории придавали особого внимания произвольности некоторых правил литературного языка и отсюда делали вывод о конститутивной влияние грамматических трудов на язык вообще ". Раскрывая значение слова в жизни человека, А. А. Потебня утверждает, что слово выделило человека из животного мира, благодаря слову возможен обмен мнениями. Очевидно, что человек в те времена, когда она мало чем отличалась от животного, не могла быть изобретателем слова, которое ставит ее выше других животных, а потому можно думать что слово врожденное человеку, но не так, потому что необходимым и врожденным у человека может быть признана только мысль, а не связь ее с членораздельным звуком. «Звук является средством выражения мысли очень удобным, но не необходимым».

подобрать вентиляторы
Итак, предположив существование изобретательской мысли к языку, тем самым нужно было бы предположить и слово, таким образом для изобретения языка требовалась уже готова речь. Это противоречие устраняли утверждение: если чувственные восприятия и их воспоминания происходят и в человеке, и в животном без помощи слова, то и общие представления только держатся в памяти, сообщают других и через посредственность слова совершенствуются, а не образуются. Эта теория происхождения языка, как отмечает ученый, полностью противоречит положению о роли языка в жизни человеческого общества и причины ее возникновения. Начальные этапы развития речи являются так, что сначала люди жили как животные, затем в процессе формирования общества возникла необходимость изменить способ общения с помощью звуков как знаков мысли. Первые языковые единицы были звукоподражательной. Для того, чтобы изобразить предмет, люди выбирали звуки, которые были грубыми и дикими. Затем, ободренные успехом, они начали творить слова, имевших отдаленное сходство с предметами. Изобретение слов для общих представлений особого труда не составляло: общие представления уже были и должны были появиться и названия для них, потому что если бы было наоборот, пришлось бы не только для каждой новой вещи, но и для каждого раз нового восприятия той же самой вещи выдумывать отдельное слово, а такого огромного количества слов не могла бы удержать никакая память. Тай само понимание было бы невозможно. Так появились части речи. Когда надо было назвать субстанцию, возникал существительное, когда надо было обозначить качество — прилагательное и т. д. "Пусть не удивляет, — пишет О. О.Потебня, — то глубокий ум, которому в языке звуки передают извилины мысли, потому что речь, как все человеческие изобретения, сначала грубая и только потом постепенно достигает совершенства. Не следует также слишком удивляться изобретателям языка, потому что дело их вытекала не из глубокого раздумья, а из чувства необходимости ". Мысль о божественном начале языка, в котором А. А. Потебня видит здравый смысл и оправдание только с той точки зрения, что в языке есть много сторон, о которых и не снилось человеческой произвола, и сознательно направлены силы человека мизерные по сравнению с задачами, которые решает язык, представляется весьма упрощенным подходом к вопросу о происхождении языка и совместима с теорией преднамеренного изобретения. Очевидно, божественная речь должна во всем соответствовать языке первобытного человека. Тогда история языка является историей упадка первобытного языка, данной Богом, ухода от нее, а значит регресса. Но «прогресс в языке есть явление настолько бесспорным, что даже с точки зрения противоположной ему теории надо признать, что единство, к которому стремится человечество своими средствами, выше той, которая спрятана от нас» призматическими туманами ". Таким образом роль божества в создании языка бледная по сравнению с ролью человека. Неприемлемой для А. А. Потебни была и теория бессознательного происхождения языка, возникшей на почве отождествления языка с физиологическими процессами и даже с целыми организациями. Яркий представитель этой теории Карл Беккер (1775—1849), автор книги «Организм языка» — 1841 сторонник логического направления в языкознании и логического учения о «языковом мышления». Указанная книга Беккера была подвергнута острой критике со стороны Геймона Штейнбаля (1823—1899), который олицетворял в себе лингвистический психологизм в его классические формы. Работа Шпейнталя «Grammatik, Logik und Psyhologie» (1855), посвящена критике взглядов Баккер, была хорошо известна А. Потебни. Он ее ценил и разделял некоторые ее положения. Основная полемика Беккера, отмечает А. А. Потебня, заключается в том, что он рассматривает явления природы как воплощение идеи, то есть рассматривает их по отношению к цели, так как воплощение идеи, то есть рассматривает их по отношению к цели, так как воплощение идеи цель явления, которая содержится в нем самом. "Мысль, на его взгляд, — пишет А. А. Потебня, — носится над словом, но не воплощается в нем, она вполне развита сама по себе, и звук слова для нее только роскошь, а не необходимость. Начав с полного отрицания теории к свободному создания языка. Беккер в конце невольно сошелся с ней в результатах, принял независимость слова от мысли и философскую грамматику. Он только на словах уважает историческое и сравнительное языкознание, а на деле видит в языке видит в языке логический сторону, при настоящем существовании которого сравнительно. Как было бы бесполезным, и его только считает достойным изучением " Вступая против натуралистического взгляда на развитие речи в трудах Август Шлейхер (1821—1868), О. О.Потебня отмечает и нельзя проводить грубых аналогий между развитием языка и развитием явлений неореаничнои природы, растения или организмы. Организм, говорит он, живет самостоятельно, а слово-только в устах человека. Шлейхер, хотя и пытался построить свою лингвистическую концепцию на философии Гегеля, но не понял основной и поэтому прийшлв к выводу, что противоречили гегелевской диалектике. Как справедливо замечает О. О.Потебня, по Гегелю, свобода основывается на познании необходимости, Шлейхер, однако, считает, что свобода исключает необходимость. Относя язык к явлениям, в которых царит необходимость, Шлейхер утверждает, что язык развивается и обогащается благодаря действию этой категории. По Шлейхером, на второй стадии развития языка, когда в нее проникает свобода, прогресс в истории языка меняется регрессом, стройная система языка разрушается, отмирают флексии и т. д. О. О.Потебня отрицает шлейхеривську теорию двух стадий в развитии речи, теорию регресса и вырождения грамматических форм, и защищает положение о том, что язык развивается на всех этапах человеческой жизни, вместе с развитием человеческого общества — носителя языка — и совершенствования человеческой мысли, в свою очередь, ведет не к вырождению грамматических форм, а к их перерождению в сторону более точного и глубокого выражения человеческой мысли.

spacer