Философско-лингвистические взгляды александра потебни часть 2

Потебня не связывал с понятия «нация» понятие государственной принадлежности или государственной независимости, но связывал с ним понятия определенного высшей степени самостоятельного национально культурной жизни и, под впечатлением печального состояния на Украине, был даже один раз высказаться, что укр ... "нация повернулась в этнографический материал пригоден разве что для научных опытов» В конце концов он тоже употреблял слова «народность» и " национальность "на первом и не делал между ними никакой разницы. Тем самым слово «национальный» означает у него только, что свойственно для какой нации. В конце концов слово «нация» имеет уже целую свою историю и достаточно большую литературу. Лишь коротко вспомним, что н. пр. у древних Римлянам дольше название «natio» употреблялось только для обозначения простых и ничем незаменимых народов. Исторически и культурно выдающиеся народы позначувалися словом «gens», а народ, который стоял на высшей ступени развития культуры и политической организации назывался «populus». Более поздние века внесли в понятие «нация» примечание политической активности в противоположность пассивной массы, так что н. пр. у поляков долгие времена «нацией» была лишь шляхта. Самая субъективная теория нации принимает волю единицы за решающий критерий для зачисления ее в состав какой нации и всякие объективные элементы национальности выдвигает на второй план.

мяч для футбола
На наш взгляд таким образом можно выяснить только некоторые выемочные явления из области национальной патологии, но делать из этого в-важную теорию национальности никак нельзя. Ядро нации это нечто объективно данное, а его развитие это уже задача сознательных усилий единиц то, что от того ядра отмечают и те, что с другой национальности сферы к нему пристают и творят лишь второстепенное явление в жизни нации, останавливая или ускоряя ее расцвет. Эти несколько вступительных уваг о значении самих терминов бросает уже немного свет на самую суть тех споров, что у них этих сроков употребляется. Объяснение значения терминов «нация», «национальный», «национальность» и «национализм», которые все еще вызывают очень разнообразны ассоциации, указывает, что очень часто спор ведется лишь слова, а не за мысли. На нашей почве же проблема украинской национальности затемнялась под воздействием большого сучестивнои силы многозначного термина «Русь», а еще больше под влиянием политических желаний наших соседей, что им сознательно или бессознательно служила их наука, поддерживая эти тенденции своими гипотезами . Еще и сейчас в науке и царит, например, гипотеза о давней сутки прорусского национального единства, то есть прежде всего единства языка, хотя в подтверждение такой гипотезы нет каких, ни исторических, ни филологических, ни других доказательств. Ясно, что такая теория, завоевав также поле украинской науки, только подрывала национальную силу украинском, а поддерживала известные обруситильни тенденции на Украине, отбирая прежде всего у украинского языка право на отдельное существование. И теория о единой «русскую» народность, имевшая занимать все восточное славянство, время витупала даже с претензиями объединить всех славян в одну нацию с другой литературным языком. Так славянофильские идеалы выродились в конце на российской почве. К элементам официальной «русской» народности, проповедуемой в сороковых гг. Во время споров между российскими славянами и западники, принадлежала также верность царю и православной вере. В понимании тогдашних апологетов российского самодержавия «народность» сводилась к обороне основных принципов российской империи. Ту теорию о единой «русскую» народность после небольшого перерыва вновь восстановлена при конце 70-х и в восьмидесятых гг. Украинский язык, а тем самым и украинская нация, оказалась тогда под тяжелым бременем смертного приговора с 1876 В таких часах приходилось Потебни высказывать и защищать свои строгие научные взгляды об украинском языке и народность. То, что он в этом деле говорил и писал, должны сейчас ценить как знаменитую и смело оборону украинской нации в тяжелом периоде нашего невольницких жизни. Научный анализ понятия «нация» доходит обычно лишь к выяснению нескольких его составляющих элементов, до выяснения нескольких атрибутов нации, как сообщество языка, сообщество историко-культурных переживаний и желаний. Но опыт показывает, что все еще не исчерпывает всего содержания понятия нации, а не разгадывает самой сути национального своеобразия данной группы людей, не выясняйте факта самых народов и основ дальнейшего развития нации, как целости. Те неизвестные силы, те неизвестные основы, из которых вырастают различные внешние проявления национальной жизни, обычно называют ядром нации. Потому что невозможно схватить его рациональными средствами, говорят обычно только в общих чертах о «мистическое ядро нации», как о чем-то, объективно данного, живущий в подсознательных глубинах этнографической массы, и что может видобутися на поверхность сознания и стать руководителем всех национальных соревнований во всех сферах жизни. Объективная национальность может выйти из темных глубин подсознательного хотение на ясный путь сознательных усилий воли. На почве данной нации можно и нужно лелеять идею собственной национальности не только в форме узнавания собственной национального своеобразия и в форме ясной культурной и политической программы, основанной на таком познанию. И только идея национальности, координируя сознательную волю единиц обеспечивает в нынешние времена дальнейшее существование и развитие нации как целого. Национальность только тогда станет подкладом современной нации, когда, следуя незнакомых глубин человеческой природы, при помощи осознания и выносливой труда интеллекта, превратит своеобразие иррационального чувственного наставления на последовательный ряд актов сознательной воли. В этом смысле сильную национальную волю данной человеческой общины можно считать критерием ее жизнеспособности как нации. Такие были в общих чертах взгляды Потебни о сути национальности. О самом процессе восстания нации находим в Потебни только короткие намеки, по его мнению решающим фактором н. пр. при дифференциации славянской семьи на отдельные народы, при развитии национальных своеобразий отдельных славянских народов, были не внешние воздействия, только внутренние зародыши. Это сравнение принимает Потебня для дальнейшего развития своего мнения. Подобно музыка, надо учить выбрав для этого один инструмент, так и умственного развития ребенка лучшим инструментом является язык матери. Многоязычие в раннем детском возрасте, по мнению Потебни, очень вредная и оставляет следы на всю жизнь. «Знание двух языков в раннем возрасте это не является овладение двух систем и передачи одного и того же круга мыслей, только раздвоение круга, из-за чего затрудняется достижение равно целого мировоззрения и перешкоджаеться научной абстракции». Пример Пушкина, Тютчева и других, которые уже в детском возрасте говорили несколькими языками не противоречит общему правилу. Большая талантливость может победить вредное воздействие многоязычия, но настоящая гениальность проявляется лишь в одном языке. В таких определенных единицах, как Тютчев, деятельность мысли при помощи чужой совы несомненно происходила не только в ущерб мысли в родном языке, но также в ущерб общей производительности.

spacer